Будни прибрежного лова: аресты, обыски, спецназ

20 февраля 2019, 16:06 4264

Ночью 13 февраля сейнер «Чарымово», отработав двое суток в Петропавловск-Командорской подзоне, прибыл к пирсу бухты Богатырёвка на выгрузку улова. Это был рядовой, обычный рейс. Но встреча рыбаков ждала необычная.

Помимо пограничного инспектора, который должен был выполнить дежурную проверку, на судно поднялись начальник группы елизовского отдела пограничного управления в звании капитан-лейтенанта, а с ним – еще трое в штатском. Следом подтянулся пограничный спецназ в масках и при оружии.

Рыбаки опешили от таких гостей, ведь повода для силовых акций не было никакого. Экипаж работал по законным разрешениям, ничего не скрывал, вел себя тихо-мирно. Но капитан-лейтенант стал лютовать. Заявил, что арестовывает судно и орудия лова. Потребовал выгрузить улов и переработать его на заводе для дальнейшего изъятия в качестве вещественного доказательства. Когда стало ясно, что с изъятием продукции могут быть сложности, пограничники забрали у капитана машинный и промысловые журналы, лишив его возможности начать выгрузку рыбы. Дело в том, что при выгрузке капитан обязан отразить в промжурнале вес и видовой состав улова. Без этого выгрузка будет считаться незаконной.

Наведя на судне шмон, изъяв журналы и выписав капитану повестки, пограничники укатили. Экипаж остался в полном недоумении. Рыбу выгружать без журнала было нельзя, а без выгрузки судно не могло продолжить промысел. Оно просто стояло у причала, пока восточный ветер забивал бухту льдом. А значит, без помощи буксира сейнер уже не мог выйти в море (час работы буксира стоит 60 тысяч, а работы там на 4–5 часов). Работа была парализована.

14 часов ушло на то, чтобы судовладелец подготовил, заверил и привез на сейнер новые журналы для выгрузки. За это время улов заледенел и встал колом. Пришлось его выколупывать из трюма. С трудом рыбу выгрузили (в присутствии пограничных инспекторов), но ее качество уже стало никаким. Она могла пойти разве только на муку.

Вот так капитан-лейтенант своим крайне спорным решением перечеркнул результаты двух суток тяжелого рыбацкого труда. Не говоря о том, что из-за простоя судна экипаж и предприятие потеряли промысловое время, а с ним — заработок. В чем их вина?

Чтобы ответить на этот вопрос, придется начать издалека. Как мы уже рассказывали, в 2018-м в прибрежном лове появились новые ограничения. Судну, которое доставляет на берег рыбу в свежем, охлажденном и живом виде, запрещается в ходе одного рейса вести промысел в двух и более зонах (подзонах) по разрешениям двух и более юридических лиц. Это сделано для того, чтобы контролирующим органам было удобнее контролировать рыбаков. Удобно ли это рыбакам, никого (кроме самих рыбаков) не волнует. Но некоторые должностные лица, по-своему толкуя требования закона, идут еще дальше. Они считают, что экипаж при доставке рыбы на берег вообще не имеет права пользоваться в течение одного рейса двумя и более разрешениями, даже если эти разрешения выписаны на одно юридическое лицо и на один промысловый район. «Чарымово» в злополучном рейсе работало по двум разрешениям одной компании в одной подзоне. Но ни судовладелец, ни экипаж даже представить не могли, что кто-то в погранслужбе считает это нарушением. Рыбаков не предупредили, что существует еще и такая (вольная) трактовка правил. А именно ее и услышал в качестве обвинения капитан «Чарымово».

К слову, такому сейнеру за рейс надо выловить минимум 30 тонн для рентабельности. А одно разрешение может быть выписано на гораздо меньший объем. И как работать?

ООО «РПЗ «Сокра», которому принадлежит «Чарымово», было создано для прибрежного лова и переработки рыбы на берегу. Но вести бизнес ему с каждым годом все труднее. Не перечислишь всех, кто «оттянулся» на этом предприятии: инспекторы всех мастей, СОБР, транспортная полиция… Один полицейский начальник прямым текстом заявил коллективу компании: «Сокра» сдохнет». Его угрозу записали на диктофон, запись вместе с жалобой отдали в отдел собственной безопасности УМВД. Результат нулевой. (Об этом случае мы расскажем отдельно и подробнее.)

Конечно, будет обидно, если жители нашего края однажды совсем останутся без рыбы. Но не упрекайте рыбаков, которые откажутся везти улов на камчатский берег. Ведь на этом берегу их скоро не будет ждать ничего хорошего, а только аресты, обыски, спецназ.

Кирилл Маренин, газета «Рыбак Камчатки»

Подписывайтесь на новости Камчатки в Telegram. Самые важные новости - весь день на ваш смартфон.

КОММЕНТАРИИ

Рыбак (аноним) | 4 марта 2019 г, 11:53

Уже не осталось на Камчатке ни кого не бракош не нормальных рыбаков , эти дармоеды понранцы только и умеют, что рыбаков за всякую уйню кошмарить!! А кормятся с их же налогов. Камчатский берег просто распилили между своими. А эти свои не местных на работу берут, а низкооплачиваемую Раб силу с Алтая или Забайкалья ....

Спецназовец (аноним) | 25 февраля 2019 г, 18:48

Кирилл, а ты в курсе что у погранцов нет спецназа??? А любое мурло с маской на роже не есть спецназовец.

Погранец (аноним) | 21 февраля 2019 г, 05:10

Заныли бракоши...


Оставить свой комментарий   Некорректный логин или пароль
Аноним Ваше имя: Пароль: Зарегистрироваться Просьба воздерживаться от нецензурной лексики, как открытой, так и завуалированной. Содержащие её сообщения, в соответствии с законодательством РФ, будут удаляться.